Евро-2012
tmu_1971
Получился на удивление предсказуемый чемпионат. В том смысле, что почти все матчи выиграли те, кто изначально считался фаворитом. "Приятный" сюрприз преподнесла разве что сборная России с греками. Ну и итальянцы в матче с немцами - красавцы. Голландцы не вышли из группы - но кто-то (Нидерланды или Португалия) все равно должен был не выйти. Испанцев же как считали фаворитами - так они и выиграли.

Особенности человеческой памяти
tmu_1971
Читаю беседу с Евгением Киселевым, девушка задает вопрос: "Мне рассказывали такую историю: когда Белый дом штурмовали, то по всем телеканалам шёл балет «Лебединое озеро»."
Как причудливо у рассказывавшего ей (или у нее) сложились в голове два разных события - август 1991, ГКЧП и «Лебединое озеро» (и никакого штурма) и октябрь 1993, когда штурм Белого дома был, но его показывали в прямом эфире и не было никакого балета. А ведь прошло-то всего 20 лет...

(no subject)
tmu_1971
Часть 3-я. Попытка резюме. Тут, как, собственно, и в первых частях, высказываю свое личное мнение. Подкосила советскую экономику тяга к мегапроектам и экстенсивному
развитию. Корни тут - в политике еще 30-х годов, в эпохе индустриализации. Тогда строительство массы новых предприятий, освоение новых районов было оправдано, необходимо было
заложить базу массовой промышленности. Потом была война, которая подтвердила правильность выбранной политики. А затем, по сути, до конца СССР, страной руководили люди, которые
не то, что пережили войну, они были в руководстве армии и экономики во время войны, сознавали, что страна тогда прошла по краю пропасти. И настроения "лишь бы не было войны",
"не допустим повторения июня 41-го" были у них очень сильны. К сожалению, осознать новые реалии, связанные с появлением ракетно-ядерного оружия, не получилось. Определенные
попытки были у Хрущева, который прямо говорил - обойдемся одними ракетами, после его снятия все вернулось в накатанную колею. Армия и экономика продолжали подготовку к новой Великой Отечественной.
Причем, если во время войны против Германии и Японии работали ресурсы СССР, США и Великобритании, то теперь СССР фактически оказался в ситуации противостояния со всем экономически развитым миром.
Если посмотреть хотя бы на тогдашнюю G-7, дававшую порядка двух третей мирового промышленного производства, то 6 из них - члены НАТО, 7-й - Япония, тоже не сильно дружественная СССР.
К тому же с конца 50-х - начала 60-х начали быстро ухудшаться отношения с Китаем, что тоже потребовало отвлечения ресурсов. Одним из обоснований того же БАМа было создание
дублера Транссиба на случай конфликта с КНР. Знаменитое решение о копировании IBM 360 серии появилось не только от непонимания значения компьютеризации и IT (хотя и это
имело место). Посчитали, что ресурсов, материальных и квалифицированных людских еще и на это направление уже не хватит, проще копировать.
А вот с повышением эффективности уже построенного, модернизацией уже созданного дело обстояло, мягко говоря, не блестяще. Обсуждение причин этого неизбежно приведет к малопродуктивному флейму,
поэтому не хочу и начинать. В общем, если совсем кратко - надорвались в военно-экономическом соревновании с бОльшей (в экономическом смысле) частью мира, ввиду гораздо меньших располагаемых ресурсов,
а также, к сожалению, неэффективного использования ресурсов имеющихся.
Альтернативы задним числом? Ну, может быть, если б не поссорились с Китаем, да опираясь на его людские ресурсы... К сожалению, есть обоснованное мнение, что два медведя в одной
берлоге не живут и Мао был слишком самостоятельным политиком, чтобы вечно плыть в кильватере СССР. Сегодня довольно популярно мнение что вот, Берия предлагал после смерти
Сталина определенные реформы, чем-то напоминающие будущие китайские, но это, конечно, даже не вилами на воде писано...
В общем, с такими вот проблемами подошли к 1985-му году. А последующая окончательная катастрофа - отдельная тема, попробую осилить, что-то
меня на писанину потянуло :) Попробую также уточнить тему о роли СКВ в советской экономике.
Спасибо всем прочитавшим, извиняюсь за возможный "сумбур вместо музыки".

(no subject)
tmu_1971
Часть 2-я. Итак, уже к середине 70-х появились тревожные признаки, что не все гладко. Внешне пока все отлично - решения по освоению Западной Сибири в целом выполняются,
цены на нефть взлетели, страна получает крупные суммы в СКВ. Однако руководству соответствующих отраслей и экономики в целом ясно, что сливки, так сказать, в основном
уже сняты. Впереди - освоение все менее доступных, а соответственно, дорогих месторождений. В это же время принято решение и начато строительство Байкало-Амурской магистрали (противником которой выступал Косыгин).
Новые большие вложения в освоение, мягко говоря, негостеприимных мест. Цель - создание 7 новых территориально-промышленных комплексов, основная задача которых - опять же
добыча ресурсов (в первую очередь руды различных металлов) и металлургия. В районе 1975-го года состоялась новая дискуссия на тему "как быть дальше", на этот раз менее публичная и продолжительная.
Косыгин выступил за развитие угольной отрасли (и угольной энергетики) и атомной энергетики. Нефтяники и газовики предложили свой план - ускоренное освоение на этот раз газовых месторождений (Уренгой),
экспорт газа и продление таким образом примерно на 15-20 лет существование Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. За это время планировалось создать в районе новых городов
в Западной Сибири мощностей по переработке нефти и газа, что должно было вдохнуть в регион новую жизнь (это уже намечалось на конец 80-х - первую половину 90-х). О грядущих проблемах были проинформированы страны СЭВ,
им предлагалось быть готовыми к возможному сокращению поставок советских углеводородов.
Брежнев принял решение в своем фирменном стиле "и нашим, и вашим", хотя,
в целом, принципиально изменить ситуацию было уже невозможно. Началось освоение газовых запасов, строительство трансконтинентальных газопроводов. Для оценки масштабов вложений могу сказать
что, по некоторым оценкам, газопровод Уренгой-Помары-Ужгород обошелся дороже, чем БАМ. По крайней мере, одно только оборудование для газоперекачивающих станций было приобретено за
3,7 млрд. немецких марок (кредит консорциума западных банков). Впереди был еще Афганистан, опять-таки, по некоторым оценкам, стоивший порядка 5 миллиардов рублей в год.
Кроме того, уже с начала 70-х, в стране все более серьезной становится проблема трудовых ресурсов. Попросту говоря, не хватает работников. Деревня исчерпана, на всех проходных висят стенды "Требуются".
По воспоминаниям людей, причастных к руководству страной и экономикой, примерно к 1967-му (год 50-летия Октября) закончился энтузиазм, практически перестали работать моральные стимулы. Материальные
тоже не слишком эффективны - за деньги можно купить далеко не все, что хочется. Страх, в общем, ушел, идет постоянное снижение трудовой дисциплины.
С середины 60-х неуклонно растет потребление водки, алкоголизм, связанная с этим преступность, снижается рождаемость (за исключением Кавказа и Средней Азии).
Традиционно возникает вопрос - а куда делись деньги (те самые примерно 200 миллиардов долларов) от нефти? В то время-то никто яхты океанского класса не покупал?
Частично были банально проедены (закупка продовольствия постоянно росла). Встречал цифру 600 миллиардов рублей - вложения в советское сельское хозяйство в 70-е - первой половине 80-х.
Импорт товаров народного потребления, чтобы заткнуть совсем уж зияющие дыры. И т.д. и т.п.

Краткие заметки по экономической истории СССР.
tmu_1971

Часть 1-я.

Короткое вступление. Абсолютно не претендую на какую-то научность и глубину. Источниками послужили некоторые книги, статьи, опубликованные в интернете,
и, как говорится, last but not least, предоставленная интернетом возможность пообщаться с человеком, работающим в нефтегазовой отрасли много лет,
а его начальник, работающий в отрасли еще больше лет, в свое время работал с Байбаковым
(глыба в советской экономике, наркомнефти при Сталине, впоследствии руководитель Госплана СССР). Это, конечно, очень похоже на "Абу-али-ибн-такой-то рассказывал Мухаммеду-ибн-сякому-то, а тот в свою очередь...",
но, как уже сказал - на научность не претендую.
Оставим в стороне эпоху коллективизации и индустриализации - это требует отдельного очень серьезного разговора. Начнем с конца 50-х - начала 60-х годов, а конкретно - с 22-го съезда КПСС.
Страна подошла к этому съезду, в целом, в неплохом состоянии. Преодолены последствия жуткой войны, восстановлен и превзойден по всем показателям довоенный уровень производства,
создана атомная и водородная бомбы, запущен спутник, первый человек в космосе - гражданин СССР. В то же время есть и тревожные тенденции, в первую очередь, в сельском хозяйстве.
Многолетнее выкачивание ресурсов из села, как материальных, так и людских (не будем здесь обсуждать насколько все это было необходимо и неизбежно) не прошло даром.
Намечаются проблемы с обеспечением страны продовольствием, попытка решить их с помощью целинного проекта оказывается малоэффективной. Большие вложения не дают существенного улучшения ситуации,
урожайность после нескольких первых лет начинает падать. Такова (очень приблизительно, конечно) ситуация.
22-й съезд в общественном сознании памятен, главным образом, решением о выносе тела Сталина из мавзолея. Более подкованные вспомнят еще о многократно высмеянном впоследствии
положении в новой редакции Программы партии о построении основ коммунистического общества. Пожалуй, все. Между тем, этот съезд имел огромное значение для последующего развития советской экономики и страны в целом.
Уже упомянутое решение о построении основ коммунистического общества было не просто декларацией, к нему прилагалась довольно широкая программа конкретных действий. И, в частности,
увеличение добычи нефти и газа. Причем увеличение в 5-6 раз по нефти и до 15 раз по газу! Обоснование - совершенно правильно предвиделся резкий рост авиаперевозок реактивными самолетами, развитие авто- и железнодорожного
транспорта (на тепловозной тяге), быстрое развитие химической отрасли (в те же времена было принято принципиальное решение производить в СССР всю существующую номенклатуру минеральных удобрений).
Газ - газификация энергетики и жилого сектора как способ принципиально повысить уровень жизни населения.
Сразу же встал вопрос - как решать поставленные новые задачи.
На тот момент нефтяная и газовая отрасли находились в достаточно хорошем состоянии - полностью обеспечивались потребности страны, снабжались страны социализма, оставалось чуть-чуть на экспорт в страны капитализма.
Велась планомерная, не слишком быстрая, разведка Западной Сибири (сам факт принципиального наличия в Сибири нефти был установлен в 30-е годы, в 50-е изучался вопрос о наличии промышленных запасов). Но обеспечить заданный кратный рост добычи на базе
традиционных Азербайджана и Поволжья было малореально. И вот тут началась драматичная по накалу и отдаленным последствиям дискуссия, продолжавшаяся несколько лет.
Обсуждались два варианта развития. Первый - преимущественные вложения в традиционные районы нефтегазодобычи, повышение энергоэффективности народного хозяйства, осторожное (в смысле не быстрое) освоение Западной Сибири - предлагалось
к 1975-му году добывать в Сибири не более 15 миллионов тонн нефти. Сторонником этого пути был, в частности, упомянутый Байбаков. Сторонники первого варианта справедливо
указывали на тяжелейшие условия Западной Сибири - не только и даже не столько климат, сколько огромные площади болот на вечной мерзлоте, отсутствие какой-либо инфраструктуры, в первую
очередь дорог, малочисленное население. Освоение региона требовало колоссальных вложений.
Второй путь - освоение Западно-Сибирской нефтегазовой провинции ударными темпами. Приводились опять-таки резонные аргументы, что решить задачи, поставленные 22-м съездом,
без сибирской нефти и газа нереально, предлагалось осваивать в первую очередь наиболее доступные месторождения Сибири, экспортировать часть нефти и, так сказать, частично финансировать
освоение Сибири за счет сибирской же нефти. Кроме того, что очень важно, указывалось на то, что со второй половины 70-х годов ожидалось сокращение добычи в Поволжье и необходимо было
заранее думать о компенсации потерь. Наиболее ярым лоббистом (слово употребляется без отрицательного значения) второго варианта выступал первый секретарь Тюменского обкома партии Щербина, что неудивительно -
глубоко провинциальной Тюменской области "светили"  (и реально были в итоге выделены) колоссальные вложения, рост веса и авторитета на общесоюзном уровне. Сторонниками этого пути выступали и министры нефтяной и газовой промышленности,
хотя и без большого энтузиазма, сознавая сложность и объем задачи.
Спор, доходивший до уровня Политбюро, продолжался несколько лет и был окончательно решен в 1966 году. Победили сторонники второго пути. На 23-м съезде было принято решение о быстром освоении ресурсов Западной Сибири,
причем в рекордные сроки - всего через две пятилетки регион должен был обеспечивать половину добываемой в стране нефти. Началась известная героическая эпопея. Пошла большая
сибирская нефть. Одновременно росли закупки зерна за границей, так что поступление СКВ (свободно конвертируемой валюты) оказалось очень кстати. За границей же закупалась значительная
часть техники - "Катерпиллер", "Комацу", "Ман" и т.п. После событий 1973-го года цена на нефть резко выросла, ручей, хоть и полноводный, валюты, превратился в реку (по очень приблизительным оценкам, за вычетом всех затрат, страна получила примерно
200 миллиардов долларов - тогдашних долларов - чистой прибыли от нефти в 70-е - первой половине 80-х). Казалось бы, ура. Начались серьезные вложения в сельское хозяйство. Дальновидные люди, однако, предвидели проблемы уже тогда. В 1975-м году, подводя итоги одной из самых успешных пятилеток,
Байбаков в своем докладе Политбюро указал на то, что освоены наиболее доступные месторождения, и к 1985-му (!) следует ожидать больших проблем - падение нефтедобычи, рост ее себестоимости параллельно
с ростом зависимости страны от притока СКВ. Ударное освоение Сибири привело к сокращению вложений в Поволжье и началу сокращения добычи там. В Сибири на нефтяном буме были построены целые города - с истощением месторождений
вставал вопрос о переселении их жителей или обеспечении их новой работой. Кроме того, стимулирование людей северными надбавками и разнообразными льготами вело к оттоку из центральных районов страны
наиболее активной и энергичной части населения, с понятными последствиями для экономики традиционных районов.


МОИ НАМЕДНИ. 81-й. Как я потратил 10 рублей на "Морской бой"
tmu_1971
В 1978-м году я иду в первый класс, в далеком городе (скорее, поселке) Шкотово Приморского края. Отец делает мне копилку, используя жестяную банку из-под растворимого кофе (готовые копилки в магазине отсутствуют в принципе). Запаивает крышку, делает в ней прорезь и говорит - собирай мелочь. Я собираю. Долго. В 1980-м мы уезжаем в ГДР, к новому месту службы отца. Копилка едет со мной - провожу через границу неизвестную сумму незадекларированных советских денег. По окончании 3-го класса весной 81-го года мы с мамой едем в отпуск/на каникулы к родственникам в Москву. Родители говорят - наверное, накопилось уже много, открывай, в Москве потратишь. Копилка торжественно вскрывается, производится пересчет средств. Я обладатель безумной для 10-летнего советского школьника суммы в 40 рублей! А отец выделяет из полученных отпускных красную купюру в 10 рублей и добавляет до 50! Доверить такую сумму родители мне не рискнули, и уговорили потратить основную часть на какие-то полезные вещи, что-то вроде новой обуви или куртки, теперь уже не помню совершенно. Полезно, но ужасно прозаично. Однако 10 рублей (та самая купюра) - моя. Я могу делать с ней, что захочу.
Колебания недолги - в компании с двоюродной сестрой-ровесницей идем в кинотеатр "Спутник" (пережил ли он 90-е - не знаю) недалеко от метро "Авиамоторная". Там оборудован довольно большой зал игровых автоматов. Я вижу их не в первый раз, родители уже давали возможность потратить 2-3 "пятнашки", но сейчас я гордый владелец больших денег. Меняю на 60 пятнадцатикопеечных монет плюс рубль сдачи. Следующий час мы переходим от одного автомата к другому. "Воздушный бой", "Охота", "Скачки", "Меткий стрелок"... Но львиная доля средств достается самому, несомненно, популярному игровому автомату советских времен - "Морской бой". Попасть всеми десятью торпедами и заработать призовую игру (еще три торпеды) - вот оно, чистое, ничем незамутненное, счастье! Мне это удается два или три раза. Потом идем на какой-то детский сеанс, а после, на остаток, берем мороженое. Праздник!
Бабушка на рассказ о культурном досуге укоризненно говорит, что в Москве можно потратить 10 рублей с гораздо большей пользой для души и ума, но родители машут рукой - его деньги. Одно из ярких воспоминаний детства.

?

Log in